Евгения Лебедева

Я пойду за тобой, когда звёзды померкнут в тоске. Райан А.


Главная  /  Мои рассказы


Детские шалости

1

  Свежее и ясное утро, небо без облаков. Детская площадка за семиэтажным домом поделена пополам светом и тенью. Ржавая качеля (четырехместная вертушка) - в тени, а песочница с перекошенным «грибком» - на солнце. На деревянном бортике песочницы сидят четыре девочки. Одна из них загорает, подставив лицо солнцу и вытянув ноги – это Кэт. Беловолосая, с короткой стрижкой и капризными губами. В голубом платье, (которое она задрала повыше, чтобы загорали ноги), в белых носках и белых сандалиях, с ногтями, накрашенными голубым лаком.

Вторая девочка с длинными чёрными волосами, собранными в два хвостика. Это Алес. Она не любит загорать, но сидит на солнце, потому что Кэт сидит. Повторяя за Кэт, она повыше подняла сиреневую юбку с красивой вышивкой и даже задрала белую майку. Алес по-своему любит Кэт, хоть и считает её слишком высокомерной.

Третья девочка сидит, положив голову в белой кепке, из-под которой выбиваются рыжие локоны, на плечо Алес. У неё смешной вздёрнутый носик и много веснушек. Это Вилена. Она закатала голубые джинсовые бриджи, чтобы не отставать от других, но не стала подставлять живот солнцу, как Алес.

Четвёртая девочка сидела немного в стороне от всех и о чём-то думала, рассеянно глядя в пространство. Её русые волосы были заплетены в две косички, которые торчали из-под розовой панамы. Она сидела, подперев голову руками, её локти упирались в колени. На правой коленке красивой дугой изгибалась свежая царапина, замазанная зелёнкой. Девочку звали Жанин. Она не позировала солнцу специально, потому что на ней были короткие джинсовые шорты и топик.

Теперь вы видите их так же, как вижу их я, сидящих и немного одуревших от жарких солнечных лучей: Кэт, Алес и Вилена рядышком, а Жанин, задумчивая Жанин, чуть в стороне.

На ржавой качели сидят два мальчика: Эмиль и Симон. Симон высокий и худой в светлом костюме из лёгкой ткани и в красной кепке, одетой козырьком назад.

Эмиль чрезмерно полноват для своего возраста, но отличается своеобразной красотой лица и застенчивой манерой поведения, которая никоим образом не относится к недостаткам, а наоборот является его достоинством. Эмиль одет в синий спортивный костюм, в котором ему очень жарко.

Эмиль и Симон для меня чужаки. Они случайно оказались в это утро на качели. И если я хочу, чтобы вы видели всё так же, как и я, мне пришлось написать о них. Но прошу помнить, кто остался в тени, а кто на солнечном свете.

- Симон опять на тебя пялится, Кэт, - сказала Алес.

- Ой, дурак, достал уже. – Губы Кэт изогнулись в довольной усмешке.

«Ну, кого она из себя строит?» подумала Жанин.

- Они вообще мешают нам загорать, - сказала Вилена.

Кэт опустила платье и встала:

- Девочки, пойдемте, прогоним их.

Все молча поднялись и пошли вслед за Кэт.

Эмиль и Симон удивлённо переглянулись, когда девочки подошли к ним.

«Как хорошо в тени», подумала Жанин.

Кэт подняла с земли палку и, стукнув ею по качели, заявила:

- Убирайтесь отсюда, это наша качеля.

- Почему ваша? – спросил Симон.

- Её ставил мой папа, - ответила Кэт.

Эмиль слез с качели, а Симон продолжал сидеть.

- Ты хочешь, чтобы она ударила тебя? – спросила Алес у Симона.

Кэт замахнулась.

- Да ладно, ладно, - сказал Симон, вставая с качели, - забирайте свою дурацкую ржавую качелю, мы можем посидеть и в более приятных местах.

- Желательно на другой площадке, - сказала Вилена. – Потому что мой папа…

Кэт толкнула Вилену локтём в бок:

- Здесь всё мой папа.

Мальчики ушли, и Кэт предложила некоторое время посидеть в тени.

- У меня появилась замечательная идея разыграть Симона и Эмиля, - сказала Кэт. – Давайте, будто бы Алес влюбилась в Эмиля и…

- Почему я? Пусть Вилена.

- Вот ёще!

Все посмотрели на Жанин, которая робко предложила:

- А может ты, Кэт? Скажешь, что любишь Эмиля, знаешь, как Симон разозлится!

- А что, мысль. Я и сама так хотела, просто не сказала. Тогда, Жанин, ты должна поговорить с Эмилем и намекнуть ему.

Жанин привыкла, что Кэт всегда делает её крайней. В конце концов, лучше сказать Эмилю, что его любит Кэт, чем самой признаваться в любви.

Они ещё немного посидели на качели, обсуждая детали, и разошлись по домам, договорившись встретиться вечером.

Девочки жили в семиэтажном доме, вышеупомянутым мною. Учились в одной школе и в одном классе, 5-б. А сейчас отдыхали от учёбы на летних каникулах.

2

Алес поднялась на третий этаж и открыла дверь ключом. В нос сразу ударил запах жареного мяса и лука, мама, как обычно, что-то готовила. Алес зашла в свою комнату и села на кровать. Похоже, что её старшая сестра Эмили снова рылась на столе и забрала диски с любимой музыкой Алес. А потом скажет, что забыла их у подруги. Алес выдвинула верхний ящик тумбочки, достав оттуда свой дневник и ручку.

«3 июля.

Сегодня Кэт в голову пришла безумная идея: через Жанин сообщить Эмилю, что она его якобы любит. Она хотела сначала меня втянуть в эту историю, но обошлось.

Эмили (ненавижу это имя и ненавижу её) снова рылась в моих вещах и забрала мои диски!!!!!!!!!!! Она делает это специально, а мама всегда на её стороне! Скорей бы ей и этому её Гвэну родители купили квартиру, и лучше бы на другом конце света!

Алес вздохнула и закрыла дневник.

В этот момент на кухне верная подруга Рита уверяла маму Алес:

- Милен, ну по любому, у твоего Гэрберта кто-то есть на стороне. Такие длительные командировки, сама подумай!

- Рита, даже думать не хочу! А тут ещё Гвэн…

Глаза Риты вспыхнули любознательным блеском, и она, с трудом овладев собой, мягко спросила:

- Что Гвэн?

- Я узнала, что раньше он занимался распространением наркотиков.

- Вот это новость! – Рита даже подавилась слюной от восторга. – Я всегда говорила, что он не пара Эмили!

Милен перемешала мясо на сковородке:

- Он мне клялся, что завязал с этим делом. А вчера вечером пришёл какой-то странный, вроде как…

- Под кайфом – подсказала Рита.

- Ну, да. Хотя, может, мне показалось. Алес тоже заметила.

- Значит, не показалось.

- Вроде бы, наконец, мы подыскали им пристойную квартиру, - сказала Милен. – Недорого и в центре города.

- Да уж, Эмили скоро рожать, так что пора им отселятся. Надеюсь, рождение ребёнка заставит Гвэна бросить все свои грязные делишки.

Милен разложила мясо по тарелкам.

- Алес, наверное, тоже голодна, - сказала Рита.

- Потом поест. Уже с утра где-то ходит, а я торчу на кухне! Как её заставить хоть что-то делать!

3

Вилена жила на втором этаже. Дверь ей открыла мама и сказала, что Вилена как раз вовремя, потому что скоро обед.

Вилена прошла к себе в комнату и плотно закрыла за собой дверь. Она знала, что находится у неё в шкафу, но каждый раз, входя в комнату, испытывала потребность заглянуть туда снова, надеясь, что нечто находящееся внутри шкафа – исчезло.

Вилена рывком распахнула дверцу шкафа. Скелет пепельного цвета со страшным оскалом и глазницами разного размера никуда не исчез. Он стоял в шкафу, наполовину скрытый одеждой Вилены, и если бы разговаривал, то наверняка сказал бы: Вилена, детка, я здесь, и никуда не денусь, как бы тебе этого не хотелось.

И вроде бы скелет был всё тем же, что и раньше, но Вилена вдруг сорвалась и закричала. Она кричала и кричала, пока в комнату не влетела перепуганная мама.

- Вилена, что? Что случилось?!

Вилена молча указала на шкаф. Её мама заглянула туда, потрогала одежду, прикоснулась к скелету и сказала:

- Так, Вилена. После обеда мы идём к тётушке Мардж, и ты ей всё рассказываешь. Всё, слышишь? Не знаю, что с тобой происходит, ты можешь не говорить это мне, но ей обязана сказать. Она обязательно поможет тебе разобраться во всём.

Мама Вилены сдержала слово, и после обеда они отправились на приём к тётушке Мардж, которая была психологом, консультирующим взрослых людей, но, цитирую: «Конечно, я согласна поговорить с твоей деткой. Детские страхи – это так интересно!»

- Ма, ты уверена, что я могу ей доверять? – спросила Вилена, когда они сидели в приёмной на пластиковых стульях.

- Ну, конечно. Поговори с ней начистоту.

Из кабинета вышла тётушка Мардж. Улыбающаяся и довольная, успешная женщина, добившаяся всего, чего она хотела, и в бизнесе и в личной жизни.

- Лизель, здравствуй!

Вилена скромно стояла в сторонке, пока её мама обнимала тётушку Мардж, и они говорили друг другу все те бессмысленные вещи, которые говорят люди редко видящиеся и не очень близко связанные между собой. Одним словом – родственники. Хотя… у кого как. Например, Рита, верная подруга мамы Алес, наверняка бы поспорила со мной: она общалась, очень часто, со всеми своими родственниками. Они собирались каждое воскресенье в тихом кафе «Ма шэр» и за чашкой чая с пирожными перемывали косточки всем, кого только вспоминали из общих знакомых. Иногда дело доходило до забавных ситуаций: да простят меня эти люди, но многие из них любили врать, не просто врать, а врать захлёбываясь словами (или чаем) и вытаращив глаза. Врать с таким упоением и наслаждением, что потом забывать, что и про кого. Но такие люди всегда умели выкручиваться из создавшегося положения. Риту это всё забавляло. Она в основном слушала и легко отличала ложь от свежих сплетен. Я думаю, в её голову был встроен особый фильтр, который отбрасывал всё ложное.

Тётушка Мардж взяла Вилену за руку:

- Ну, пойдём, пообщаемся. Лизель, ожидай, - и она лучезарно улыбнулась.

Вилена на всю жизнь запомнила свой визит к тётушке. Она ожидала подвоха со стороны тётушки, но не такого. Не такого.

- Деточка, я тебя внимательно слушаю, - Мардж села за стол, а Вилена, напротив, в удобное кресло, - не стесняйся, расскажи всё, как есть. Мы в два счёта решим с тобой твою проблемку.

«Проблемку, подумала Вилена. Она же несерьёзно относится ко мне! Но ничего, я её заинтересую в два счёта».

- У меня скелет в шкафу, настоящий, - сказала Вилена.

Мардж вздрогнула, а потом улыбнулась, слегка, лишь уголками губ, но это была неприятная улыбка, улыбка человека, который хотел сделать больно другому человеку, но не знал, как, а тут вдруг получил это знание.

- Скелет? – переспросила Мардж. – Но это же абсурд, милая. Если у тебя галлюцинации, то это уже шизофрения. Подойдём к моему шкафу.

Теперь вздрогнула Вилена. У тётушки в кабинете стоял шкаф, поменьше, чем дома у Вилены, но чем-то неуловимым похожий на него.

Мардж взяла Вилену за руку (Вилене не нравилось, что тётушка всё время прикасается к ней) и подвела к шкафу.

- Вилена, дорогая, открой его.

Вилена открыла правую дверцу шкафа и сначала ощутила неприятный запах, а потом увидела скелета. Скелет был покрыт зелёной плесенью и какой-то серой дрянью, от которой исходил этот мерзкий запах.

- Видишь, здесь никого нет, - прошептала тётушка Мардж на ухо Вилене. – Борись со своими страхами, поменьше смотри страшных фильмов и не читай страшных книг. А ещё лучше – перестань заглядывать в свой шкаф, потому что однажды скелет может заговорить, и это будет совсем паршиво.

- Но ведь у каждого в шкафу есть свой скелет, - сказала Вилена тоже шёпотом.

- Только не в буквальном смысле, - возразила Мардж и с силой захлопнула дверцу. – Я думаю, мы разобрались.

- Да, вполне. Спасибо за помощь, до свидания.

Вилена вышла из кабинета и на ватных ногах подошла к маме.

- Ты быстро. Вы всё решили? Всё хорошо?

- Да, мам. Всё супер.

4

Жанин не любила сидеть дома. Она жила с бабушкой и дедушкой. Пять лет назад её мама уехала работать на Север, два года писала письма, каждый месяц, а потом вдруг пропала. Дедушка начал пить и приобщил к этому делу бабушку. Бабушка, превышая свою норму и сильно опьянев, начинала плохо видеть и терять сознание, а когда Жанин приводила её в чувство, всегда утверждала одно и тоже: что она видела маму на большой белой льдине в окружении странных птиц, как будто снежных. «А что делает мама?» спрашивала Жанин. «Она манила меня к себе рукой, и что-то говорила», отвечала бабушка, после чего просила посмотреть Жанин, не осталось ли хоть пару капель на дне бутылки.

Жанин зашла на кухню. Бабушка пекла пирог.

- Ба, а где деда?

- Уснул, чтоб ему пусто. Вылакал всё без меня и не подавился! То есть, не поделился, я хотела сказать. Говорит, иди, смотри, сейчас твой любимый сериал начнётся, я читал в газете, последняя серия. Ну, я, как дура, всё бросила и погнала. А он…

Некогда глубокоуважаемая всеми госпожа Лорнетти превратилась в вечно пьяную бабу Лору, а господин Лорнетти – в не просыхающего деда Гедеона.

Баба Лора в сердцах стукнула ложкой по столу, и остатки теста полетели Жанин в лицо.

- Ничего, Стелик обещал притащить первака.

Стэллион Лорнетти, двоюродный брат бабушки. Когда-то давно он купил себе дворянский титул и небольшое поместье на берегу озера, которое, почему-то, гордо именовал замком, омывающимся бурными морскими волнами.

Раз в неделю Стелик заходил к бабе Лоре и деду Гедеону. Они распивали бутылочку-другую, беседуя о Екатерине Ι и её фрейлинах, жарко споря о том, кому же всё-таки стоит стоять во главе государства: мужчине или женщине? После этих бесед и споров бабе Лоре снились прекрасные сны. Вроде бы она находится во дворце у Екатерины на торжественном приёме. Под руку её ведёт дед Гедеон, они одеты по последней моде тех времён и увешаны драгоценностями. Дворецкий распахивает перед ними двери и объявляет: Лора Лорнетти и Гедеон Лорнетти! Зал, полный самыми родовитыми дворянами, взрывается бурными аплодисментами, тут же заглушаемыми грянувшим оркестром, звук которого медленно, но неумолимо, перерастает в храп деда Гедеона и баба Лора просыпается со слезами счастья на глазах.

Деду Гедеону (раз уж мы заговорили о снах) всегда снится один и тот же сон: как он ищет по квартире новые тайные места, где можно спрятать от своей жены бутылку хорошего французского вина.

Стелику снится его поместье на берегу тихого озера. Ни ветерка, ни звука. Но вдруг воздух над поверхностью озера начинает дрожать, и появляются люди в смешных чёрных колпаках, хватают Стелика под руки и выталкивают из его дома. Он плачет и зовёт на помощь, отползая по деревянном помосту к озеру, а люди в смешных чёрных колпаках смеются, и кидают в него монетками, которые звенят по помосту, падают в воду или больно попадают Стелику по ушам.

Никуда не деться от своих желаний или страхов. Пусть мы стараемся не думать о них днём, но они настигают нас ночью.

Жанин задумчиво жевала пирог. Что же сказать Эмилю? И вообще, как всё это глупо. Какие у Кэт жестокие развлечения. Жанин решила всё-таки поговорить с Эмилем, а ночью, когда придёт Анабэль, спросить совета у неё.

Анабэль приходит лишь по ночам, потому придётся чуть-чуть подождать, а потом я её представлю.

5

Кэт жила на последнем, седьмом этаже. Дома никого не было и, сев на кровать, Кэт позвала к себе свою пушистую дымчатую кошку Мышь. Мышь прыгнула на колени к Кэт и довольно замурлыкала.

- Дорогая Мышка, ты себе не представляешь, что я придумала!

- С удовольствием послушаю, - сказала Мышь. Кроме того, что она была пушистой и дымчатой расцветки, Мышь умела говорить, а также внимательно слушать и давать ценные советы.

- Хочу, - стала рассказывать Кэт, - чтобы мальчики подрались из-за меня. Жанин скажет Эмилю, что я его люблю, и Симон просто сойдёт с ума от злости!

- Мысль, мысль! – замурлыкала Мышь. – Пусть будет дуэль! На пистолетах!

- Вот ещё! – Кэт рассмеялась. – Где мне взять пистолеты?

Мышь спрыгнула с колен Кэт и, запрыгнув на сервант, пролезла за стекло, и аккуратно прикоснулась лапой к продолговатой красной коробке.

- Папин подарочный экземпляр. Отличный револьвер, с полным барабаном! Устрой дуэль между мальчиками, Кэт! Будет весело! Мысль, вот это настоящая мысль!

Мышь прыгнула на пол и начала кататься по ковру, играя со своей любимой красной нитью.

Кэт подошла к серванту и достала из коробки револьвер. Тяжёлый, пахнущий смазкой, заряженный. И хоть Кэт никогда не нюхала запах пороха, она ощутила, что в комнате запахло именно порохом, и ей понравился этот запах. Запах нехорошего происшествия, запах смерти. Кэт даже не заметила, что около двадцати минут стояла и задумчиво глядела на револьвер, рукоять которого крепко сжала в руке.

6

Закатные лучи солнца отражались в окнах семиэтажного дома, долина за детской площадкой постепенно наполнялась ночью. Кусочек красного солнца за городом на горизонте почему-то навёл Жанин на мысль, что это последний закат. А она одна на всей Земле, стоит на заброшенной площадке и скоро узнает, куда пропали все люди. С каким-то странным чувством волнующего покоя Жанин наблюдала, как скользят тени, хотя они не могли двигаться так быстро, разве что время стало идти быстрее; она смотрела на холодный красный свет, отражённый в окнах, и ей казалось, вот сейчас, вот сейчас с ней случится что-то необыкновенное, но никто не обещает, что это будет обязательно что-то хорошее… Просто сейчас она узнает, куда исчезли все люди, почему тени так быстро скользят, и почему ей очень сильно не хочется, чтобы последние красные лучи скрылись за далёким городом, тоже пустым и одиноким, как её сердце, кем-то вырванное, брошенное и забытое на ржавой качели, но оно ещё стучало, всё тише и тише, по мере того, как солнце закатывалось за горизонт…

- Ты хотела поговорить со мной?

Жанин обернулась. Это был Эмиль. «Как хорошо, а то я чуть не сошла с ума от этих мыслей!» подумала Жанин.

- Я хотела кое-что тебе сказать.

Жанин боялась, что Эмиль может что-то заподозрить.

- Ну? – Эмиль заметно нервничал.

- Понимаешь… дело в том, что в тебя влюбилась Кэт.

- Кэт? В меня? Какие глупости!

Жанин старалась выглядеть убедительной, говорить твёрдо и настойчиво.

- Да, Эмиль. Я просто хотела предупредить тебя, чтобы ты подготовил к этой новости Симона.

Эмиль испуганно посмотрел на Жанин:

- Он же убьёт меня! Симон даже смотреть запрещает на Кэт! А если он перестанет дружить со мной?

- В конце – то концов, это же не ты в неё влюбился! Не раскисай, Эмиль! Скажи ему об этом, вот и всё.

Жанин не понравилось, что Эмиль так легко поверил ей. Неужели, он тоже не равнодушен к Кэт, и потому поверил Жанин, которая для него выставила желаемое за действительное? Или он решил подыграть ей? Жанин мало общалась с Эмилем и не знала чего от него ожидать.

- Послушай, Жанин, а Кэт мне скажет об этом? Она признается?

- Я думаю, да. Она вроде бы собиралась.

- Симону придётся смириться с тем, что Кэт выбрала меня, а не его. Хотя он мне всё время говорил, что на таких, как я, Кэт даже не смотрит!

В какой-то момент Жанин очень сильно захотелось сказать Эмилю, что это шутка. Но она зависела от Кэт, также как Эмиль от Симона, потому промолчала. Что ж, Эмиль поверил, и Кэт будет довольна.

7

Жанин выключила свет в своей комнате, открыла окно, и легла на кровать, не укрываясь, потому что было достаточно тепло. Шторы слегка колыхались под слабыми порывами ветра, и Жанин задремала, опять пропустив появление Анабэль. В комнате сразу похолодало, и от этого Жанин проснулась.

Анабэль сидела на подоконнике, медленно покачивая правой ногой, и наблюдая за Жанин. Тело Анабэль (обыкновенное тело маленькой девочки в летнем платьице) состояло из полупрозрачной субстанции, от которой исходило слабое золотистое свечение, увеличивающее свою интенсивность под прямыми лунными лучами.

- Ты уже здесь? – Жанин села на кровати.

Первый раз увидев Анабэль она очень испугалась, но потом привыкла к её каждодневным визитам, и ночным беседам. Правда, бывало, что Анабэль всё время молчала, только слушала Жанин. Случалось это в основном, когда луна пряталась за мрачными тёмными тучами, и Анабэль было очень сложно разглядеть, так как её свечение совсем меркло.

- Знаешь, у меня скоро день рождения, - сказала Жанин.

Анабэль перестала покачивать ногой:

- Я не помню, что это такое.

Жанин стала объяснять:

- Это день, в который я родилась несколько лет назад. В этот день мне дарят подарки и говорят много приятных вещей.

- Почему так нельзя поступать каждый день? – спросила Анабэль.

- Я не знаю. – Жанин вздохнула. – Это правда, какой-то глупый праздник.

- Ты бы поменьше водилась с Кэт. Она плохая.

- Откуда ты знаешь?

Анабэль долго молчала, Жанин уже хотела перевести тему, но вдруг она ответила:

- Мне звёзды рассказали. Им многое известно…

- А им известно, где моя мама? – спросила Жанин.

- Звёзды говорят, что у неё всё хорошо, и вы скоро встретитесь.

Жанин очень хотелось верить в то, что Анабэль говорит правду.

- Много-много лун тому назад, - тихо произнесла Анабэль, Жанин едва различала, что она говорит, - когда я ещё жила на Земле, у меня была кошка. Очень красивая и вредная. И эта кошка давала мне глупые советы, но у меня хватало ума, чтобы её не слушать. И кошка ушла от меня. Звёзды говорят, она ходит где-то рядом. Она опасная. А Кэт как раз из таких девочек, которые будут слушать советы подобных кошек… Знаешь, Жанин… в час твоей смерти, кто-нибудь приходит забирать тебя. И мне завтра надо кое-кого встретить.

- Это так печально, - сказала Жанин. Она привыкла, что Анабэль сначала говорит об одном, потом неожиданно о другом. Не сразу Жанин поняла, как много знает эта девочка, не помнящая, что такое день рождения, и никогда она не говорит ничего просто так, а описывает события, следующие друг за другом. Можно ли было как-то разрушить эту последовательность и изменить ход событий? Анабэль не ставила перед собой такой цели. Она всего на всего рассказывала Жанин, сидя на подоконнике и болтая ножкой, о том, что ей поведали звёзды.

- Печаль? – Анабэль задумалась. – Звёзды меняют свой цвет, когда луна уходит за тучи, не так ли они печалятся за ней? Планеты укутаны туманом и не видят своих орбит. Может, это есть печаль? И, наверное, ты печалишься за мамой, но не вижу я причины твоей грусти, потому что скоро вам быть вместе. И я тогда уйду.

- А я буду печалиться за тобой, - сказала Жанин.

Анабэль улыбнулась:

- По истине, пустое чувство! Смотри на звёзды, в них много радости и вечного покоя.

- Буду смотреть, и вспоминать тебя.

- Только не грусти, Жанин.

8

На следующее утро, такое же ясное и жаркое, как и предыдущее, Кэт опоздала на целых полчаса, чего раньше с ней никогда не случалось. Все были в сборе и ждали Кэт около качели.

- Привет, Кэт! – Алес первая подбежала к ней. – А что это у тебя?

В руках Кэт несла красную коробку.

- Это сюрприз для Эмиля и Симона. А где они кстати?

- Вон идут, - сказала Вилена.

Из-за угла дома вышли Эмиль и Симон. Оба угрюмые и задумчивые. Жанин заметила, с какой самодовольной усмешкой Кэт наблюдает за ними.

- Эй, мальчики! – позвала Кэт.

Эмиль и Симон обернулись и, как показалось Жанин, стали ещё угрюмее.

- Ну, идите же, идите же сюда! – Кэт охватило такое нетерпение, что она зачем-то толкнула Алес, а на её удивлённый возглас ответила: Стоишь у меня на дороге!

К девочкам подошли Эмиль и Симон.

- Вы почему такие мрачные? – спросила у них Алес.

Кэт перебила её:

- Тихо! Я думаю, Симон, тебе уже известно, что я люблю Эмиля. Но я ведь тебе тоже очень нравлюсь! И знаешь, сегодня утром я поняла, что не могу определиться, кому отдать своё сердце, и кто мне милее. Потому устроим дуэль. Не бойтесь, это всего лишь невинная детская шалость.

Кэт рывком сорвала крышку с красной коробки, и та подхваченная ветром, улетела в песочницу.

Увидев пистолет, все стали испуганно переглядываться.

- Ну, чего вы? – Кэт рассмеялась. – Он заряжен холостыми патронами. Давайте, мальчики. Между вами пятнадцать больших шагов. Стреляете по очереди. Если один из вас хотя бы слегка зацепит другого, я достанусь победителю!

- Там точно холостые? – спросил Эмиль.

- Точно, точно, - Кэт отсчитывала пятнадцать шагов.

- А это не больно? – спросил Симон, почему-то обращаясь к Жанин.

- Нет, не больно, - голос у Жанин охрип от волнения. – Они же холостые.

Кэт взяла за руку сначала Эмиля, потом Симона, отводя их на места, разделённые пятнадцатью шагами. Алес Кэт наградила почётным званием секунданта.

- А что я должна делать? – спросила Алес.

- Ты будешь подносить коробку с револьвером, и разыграешь при помощи монетки, кто будет стрелять первым.

Кэт вручила Алес красную коробку, а сама села на качелю, приняв позу, как будто собиралась фотографироваться на обложку модного журнала.

Первому стрелять выпало Симону. Жанин поразило, что его вытянутая рука с револьвером – не дрожала. Прогремел выстрел. Эхо прокатилось по детской площадке и замерло в долине. Кто-то опять спросил, точно ли патроны холостые.

Алес забрала револьвер у Симона и отдала Эмилю.

Эмиль нервничал. Его рука, держащая пистолет, дрожала, а глаза застилал пот. Он зачем-то стал смотреть по сторонам, и очень удивился, когда разглядел на крыше дома крошечную точку, догадавшись, что это кот или кошка. И Эмиль мысленно обратился к этому животному: «Пожалуйста, помоги мне задеть пулей Симона, потому что я очень хочу выиграть Кэт».

Симон был спокоен. А к чему волноваться? Если Кэт хочет быть с Эмилем, пусть будет так. Но посмотрим, кто кого.

Девочек охватило беспокойство, которое росло с каждой секундой.

Кэт не выдержала и крикнула:

- Ну же, Эмиль! За меня!

Эмиль выстрелил. Пуля попала прямо в сердце Симона. Он прижал руки к груди и упал на землю. Алес пронзительно закричала, выронив коробку из рук.

Жанин подбежала к Симону. Его глаза были широко раскрыты, и в них отражалось небо.

- Симон, Симон… - Жанин трясла его за плёчо.

Симон чуть слышно что-то прохрипел и умер.

- Он назвал какое-то имя, - сказала Вилена.

Жанин не заметила, когда она успела подойти.

- Какое? – спросила Жанин.

Вилена подумала некоторое время:

- По-моему, Анабэль. Интересно, кто это.

Эмиль сидел на песке, обхватив голову руками. Алес плакала. Кэт слезла с качели, и сказала, обращаясь к Вилене и Жанин:

- Успокойте кто-нибудь секунданта. Если бы я знала, что она такая нервная, то назначила бы тебя, Жанин. – Кэт запрятала пистолет в красную коробку. – А теперь, слушайте все. Эмиль, соберись! (Кэт ударила его ногой). На Симона напал неизвестный. Какой-то мужчина, которого мы не разглядели, потому что он отвёл Симона в сторону. Это несчастный случай. Отведите кто-нибудь Эмиля домой, а я пойду занесу пистолет.

9

Кэт пришла домой.

- Как дуэль? – поинтересовалась Мышь.

- Ты представляешь, Эмиль убил Симона. Получается, он победил, и выиграл меня! Нет, Мышка, это был дурацкий план!

- Ерунда, - промурлыкала Мышь. – Эмилю ещё долгое время будет не до тебя. Пойдём лучше за мной, я тебе кое-что покажу.

Мышь привела Кэт на крышу через чердачную лестницу. Кошка вскочила на невысокий бортик по периметру крыши, и стала прохаживаться по нему.

- Посмотри, - сказала Мышь, - как с этого места хорошо видно детскую площадку. Я наблюдала за вами. Кэт, залезь сюда.

Кэт влезла на узкий бортик, покачиваясь под резкими порывами ветра. Мышь внимательно смотрела на неё. Кэт огляделась по сторонам. Детская площадка, труп Симона, зеленеющая под солнцем долина, город вдали.

- Как красиво! Спасибо, Мышка, что привела меня сюда. Надо было это сделать раньше.

- Мне так приятно, когда ты хвалишь меня! – замурлыкала Мышь и начала тереться Кэт об ноги.

- Мышь, не надо!

Дунул ветер и Кэт, потеряв равновесие, полетела вниз.

Кошка спрыгнула с бортика и неторопливой походкой пошла прочь.

10

Вилена, придя домой, первым делом подбежала к своему шкафу. Она хотела переодеться. Ей казалось, что её одежда пропиталась смертельным воздухом и запахом крови Симона. Вилена даже забыла, что у неё в шкафу находится скелет. Она распахнула дверцу. В шкафу ничего не было. Ни одежды, ни скелета. Лишь темнота.

- Что за ерунда?! – возмутилась Вилена.

Из темноты появилась костлявая рука и, схватив Вилену за кисть, дёрнула к себе.

Вилена упала на деревянный помост, окружённый озером, на берегах которого рос густой лес. Помост вёл к двухэтажному дому. Возле дверей кто-то сидел в кресле-качалке.

Вилене ничего не оставалось, как идти к дому. Подойдя к креслу, она увидела, что там сидит тётушка Мардж. Только она очень постарела, покрылась бородавками, и глаза у неё стали разного цвета. В правой руке тётушка держала покрытый плесенью череп.

- Здравствуй, Вилена, - прошипела тётушка Мардж. – Какое здесь чудное место! Я отобрала этот дом у одного пьяного старика. Теперь я тут живу со своей прислугой.

Вилене показалось, что в окне мелькнула чья-то голова в колпаке.

- Тётушка, я хочу домой, - Вилена заплакала.

- Подожди, дорогая, - тётушка Мардж улыбнулась, показывая кривые жёлтые зубы, - один мальчик хочет тебе что-то сказать. Симон, иди сюда!

Вилена закричала. И проснулась. Она лежала на полу около раскрытого шкафа. Скелет исчез.

11

Алес зашла в квартиру. К ней навстречу выбежала довольная мама с кошкой на руках.

- Смотри, какая красавица к нам приблудилась! Мяукала у нас под дверью. Хочу пока оставить её. Такая красотка!

Алес рассеянно погладила дымчатую шерсть кошки. Ей сейчас было не до неё. Она просто не хотела находиться на улице.

12

Жанин отвела Эмиля домой. Его родители были на работе, потому она оставила Эмиля в квартире и ушла.

Жанин стояла возле Симона и не знала, что делать дальше. Она ждала кого-нибудь из девочек и даже не подозревала, что в нескольких шагах от неё, в траве, лежит мёртвая Кэт.

КОНЕЦ.

КОСМИЧЕСКАЯ ЛЮБОВНАЯ СКАЗКА О БРИВИ БО И СЛУЭНЕ.

Рядом со мной сидит какое-то странное существо. Я вижу, что оно очень древнее и очень сильно линяет, вытаскивая из себя шерсть длинными сухими пальцами, и задумчиво глядя вдаль, сдувает её со своих жёлтых ладоней. Я хочу спросить «кто ты?», но мой язык, высохший без воды, не повинуется мне, и я продолжаю бездвижно лежать, вращая глазами. Я вижу прутья железной клетки и понимаю, что меня заперли вместе с этим существом, которое ничем не интересуется кроме своей коричневой шерсти. Через прутья клетки на меня смотрят глаза, много глаз, и безобразные рты что-то кричат мне. Я встаю с каменного пола и, гремя цепями, сковавшими мои руки, подхожу к загадочному существу, подставляя ему свои ладони, говоря этим, что не имею на уме ничего дурного. А существо кидает мне на ладони свою коричневую шерсть, и она превращается в воду, которую я начинаю жадно пить. И теперь ко мне снова вернулась способность произносить слова, и я спрашиваю:

- Кто ты?

- Я – Бриви Бо, - отвечает оно.

- А я – Слуэн, - говорю я.

И мы смотрим друг на друга, и понимаем, что нас заперли в одной клетке, лишили свободы, сделав из нас потеху для этих безобразных глаз. Бриви Бо говорит, что жил на Венере, а я рассказываю, что жил на Плутоне. И не обращая внимания на глаза, смотрящие на нас, и на рты, кричащие нам, мы стали говорить с Бриви Бо обо всём. И поведал мне Бриви Бо такую историю:

- Знавал я, - говорил Бриви Бо, - одну Лунную госпожу, красивую, как Венера ночью, стройную, как подземный венерианский цветок. Вот это была дама! Когда любила, пылала, как самый яркий протуберанец! А любовь свою она подарила одному единственному – Слуэну с Плутона.

- Да ну! – воскликнул я. Это же была Клеола, милая Клеола, лунный ангел с самым красивым во Вселенной лицом! Расскажи же, расскажи же, Бриви Бо, как она любила меня!

Бриви Бо сдул со своей ладони коричневую шерсть, и сказал:

- Она любила тебя, как ветер любит траву, как вода любит песок, как звёзды любят луну. Она любила тебя, как птицы любят свободу, как облака любят солнце, как тучи любят дождь.

- О, как далеки те времена, - сказал я, - но как свежи воспоминания!

- А как ты любил её? – спросил Бриви Бо.

Я с готовностью отвечал:

- Я любил её, как день любит солнце, как ночь любит луну. Моё чувство к ней было больше, чем Вселенная, сильнее, чем притяжение планет! И до сих пор хозяйкой моего сердца есть только Клеола, дивная и неповторимая, чудный цветок, центр нашей Вселенной!

И спросил Бриви Бо:

- А если бы потускнела её красота, если бы превратилась прекрасная Клеола в мерзкое волосатое существо, любил бы ты её, как день любит солнце, а ночь любит луну?!

- К чему этот вопрос? – удивился я. Наши пути разошлись много лет назад. Я не знаю, где сейчас Клеола, но по-прежнему люблю её!

- Клеола перед тобой! – сказал Бриви Бо.

В одно мгновение я понял, что произошло. Вспомнил, как говорила мне Клеола о грозящей ей опасности. Это Злая Звезда заколдовала её, превратив в мерзкое линяющее существо!

И сел я на пол, грохоча в бессилии цепями о камни, и закричал я этим ртам и глазам за решёткой, чтоб шли прочь. И обнял я милую Клеолу, своего лунного ангела, и уснул на её линяющей груд

КОНЕЦ

 

 
Гостевая книгаСсылкиОбо мнеМои рассказыФотоальбом
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS